bc

ИЛЬ ФАРГ (ПЕРЕД РАССВЕТОМ). Невестка Эмира.

book_age16+
882
FOLLOW
3.7K
READ
opposites attract
kicking
like
intro-logo
Blurb

Ахмад:

Увидеть и адски вожделеть дочь своего самого лютого врага? Дочь того, кто

изуродовал мою душу и мое тело? Девку, которая окрутила моего сына и вышла

за него замуж? Даааа, я ее захотел. И по нашим законам она ему не жена… и я

заберу ее себе. Нас обоих ждет вечная тьма, как перед рассветом!

Вика:

Я, наивная маленькая дурочка, поверила в счастье, но принц…позволил

чудовищу с изуродованной душой отобрать у меня сказку и превратить мою жизнь

в адскую пытку, где добро не побеждает зло, где главный злодей не исправится,

тьма не станет светом. Потому что ни один нормальный отец не отберет у

родного сына невесту и не сделает ее своей рабыней.

chap-preview
Free preview
Пролог
Ахмад Мухаммад ибн Бей испытывал ко мне какую-то противоестественную бешеную ненависть, вперемешку с этим невыносимым выражением похоти на дне его черных огромных глаз. И я понятия не имела, за что…чем я заслужила такую жуткую участь, и почему именно он отобрал у меня счастье. За что? Зачем я ему? Когда где-то за дверью объявили: «Эмир пожаловал» Я вся снова заледенела от ужаса, а надежда, что Рамиль возразит своему монстру-отцу, исчезла, едва я взглянула в испуганные и жалкие глаза своего жениха еще там, когда Ахмад объявил, что никакой свадьбы не будет. – Пошел вон, не путайся под ногами! – рявкнул он тогда сыну, и тот трусливо ретировался, уступая более сильному противнику. Голос Ахмада прозвучал настолько отчужденно, настолько холодно, что мне показалось, я сейчас упаду в обморок от одного его звука. Никто и никогда не пугал меня настолько сильно, как этот человек, которого и человеком язык назвать не поворачивался. Эмир вошел в спальню и занял собой все пространство комнаты. Огромный, высокий, худощавый и в тот же момент настолько сильный, что каждая его мышца прорисовывается под черным лонгсливом с воротником под горло. Сколько ему лет? Он выглядел достаточно молодо…Лет тридцать пять или тридцать шесть. Красивый до боли в глазах и в тот же момент совершенно изуродованный с левой части лица грубым шрамом от ожога. Я вздрогнула, увидев этот шрам, но не от жалости, а от суеверного ужаса, потому что он пугал меня, как самое страшное и ненасытное чудовище из адских кошмаров, и это чудовище пришло ко мне в спальню, чтобы уничтожить и разодрать на части. Эмир двигался, как большая пантера. Играючи мышцами, пружинисто и хищно. Когда он приблизился ко мне, я шумно выдохнула, и мне показалось, что из моего рта пошел пар – настолько рядом с ним стало холодно и опасно. Ахмад наклонился ко мне, тронул мои волосы и с неким звериным удовольствием выдрал из волос заколку так, чтобы те рассыпались по спине. – Похожи на омерзительный снег из твоей страны…всегда ненавидел его. Как и зиму, как и все, что с вами связано. И поднял прядь волос, наматывая на запястье, чтоб уже через секунду рвануть мою голову назад. Какие огромные у него глаза. Темно-карие. Похожие на бархатную адскую тьму с мелкими золотистыми прожилками. И в черном расширенном зрачке отразилось мое бледное лицо. – Если я вошел в помещение – ты должна встать, а потом поклониться мне и поцеловать мою руку. Хотя…мне доставит наслаждение наказать тебя за непокорность. Ты даже не представляешь, как часто и как больно я буду тебя наказывать. А еще…ты будешь меня умолять, чтобы я сделал это снова. Я не хотела наказаний. Мне было страшно, дико и отвратительно. Я всегда боялась боли, страданий и мучений. Я хотела, чтоб меня отпустили, чтоб этот кошмар кончился, и я смогла уехать домой. Пусть отпустит… я ведь просто хотела выйти замуж за его сына. Зачем…зачем он сам женился на мне? Чтобы истязать? За что так люто ненавидит меня? – Хорошо. – Не хорошо, а хорошо, мой эмир! Повтори! Сдавил волосы сильнее, наклоняя меня вниз к своей руке с длинными шрамами на запястье. – Хорошо, мой господин! – Целуй! И я с трепетом прижалась к шраму губами. Ахмад рывком поднял меня вверх и, сдавив мою грудь, прошипел мне на ухо. – Ты понятия не имеешь, что такое боль…Ты о ней только слышала или видела в своих тупых мелодрамах. А теперь ты с ней познакомишься. Я сделаю с тобой все, что захочу. Сделаю все то, что творили с моими людьми…такие, как твой отец, и он вместе с ними. Ты станешь моей преданной, покорной сукой, с вечно раздвинутыми ногами и открытым ртом. Я научу тебя ползать у меня в ногах и просить тебя вые*ать! Такой адской и черной ненависти я никогда не видела в чьих-то глазах. Они такие страшные, такие холодные, такие горящие диким огнем. И то, что он говорит, словно хлыст бьет меня по нервам, по оголенным венам, заставляет взвиться и напрячься всем телом. - Я буду учить тебя стать моей собакой прямо сегодня ночью, и ты ублажишь меня так, как я того захочу. Я не знала, за что он так меня ненавидит. Всего лишь день назад я собиралась выйти замуж за Рамиля, всего лишь день назад я была невестой красивого, доброго парня… а уже сегодня я стала женой исчадия ада, чудовища с человеческим лицом. Мой мир разбился вдребезги и никогда не станет прежним. – Ты будешь носить на своей шее ошейник, ты будешь моей рабыней, моей собственностью, моей псиной. Теперь ты принадлежишь мне! – Я… я ничего не сделала, я… я хотела стать, стать женой вашего сына…я люблю его… я.. – ЗАТКНИСЬ! Я прекрасно знаю, зачем ты собралась выйти за моего сына, и сколько ему стоило твое согласие! Запомни…в любую секунду лечение твоей сестры прекратится, в любую секунду твою мать снова посадят за решетку! Мне стало холодно. Настолько холодно, что по всему телу проступили мурашки от озноба. А его страшные глаза сверкнули брезгливым отвращением. Рука продолжала сжимать мою грудь, пока он вдруг не сдернул корсаж свадебного платья вниз к поясу. Пальцы сдавили сосок, и я вскрикнула от боли. Он сжимал кончик груди с такой силой, что у меня на глазах выступили слезы. – И нет… я не твой господин. Слишком много чести для собаки. Ты будешь называть меня – хозяин. Ты просто моя собственность и принадлежишь мне. Никаких прав у тебя нет, пока я их тебе не дал. В моем мире у женщины нет души…как и у псины. Мне очень хотелось, чтобы его пальцы отпустили сосок, но он сдавил его еще сильнее. – Повтори. Я твоя собака, хозяин, и сделаю все, что ты захочешь, добровольно! Он улыбался, как психопат. С ненавистью и вожделенной похотью. Он внушал мне суеверный ужас своей жуткой красотой и уродливыми шрамами. – Прошу…мне больно…, – взмолилась и закусила нижнюю губу. – Я сделаю все, что вы захотите! – Прошу? Кого ты просишь? – еще сильнее, так, что теперь хочется зарыдать. – Прошу, мой хозяин. – Правильно. Умница. И отпустил сосок. По моим щекам градом полились слезы от унижения и его непонятной жестокости. В ту же секунду его палец нежно погладил красный и пульсирующий от боли сосок. Я почти не дышала. – Снимай с себя платье и становись на колени! Только вначале завяжи себе глаза! И я вспомнила, как кто-то из женщин прошептал…там в зале для гостей «Интересно, а свою жену он будет трахать с закрытыми глазами или…ей все же можно будет смотреть?» И швырнул мне черную ленту, продолжая прожигать меня своим черным невыносимым взглядом.

editor-pick
Dreame-Editor's pick

bc

Сладкая Проблема

read
57.0K
bc

Запретная для властного

read
9.2K
bc

Сломленный волк

read
6.3K
bc

Сладкая Месть

read
39.3K
bc

Мнимая ошибка

read
46.6K
bc

Снова полюбишь меня и точка

read
58.7K
bc

Будь моим счастьем

read
17.4K

Scan code to download app

download_iosApp Store
google icon
Google Play
Facebook